Тогоева О.И. "ИСТИННАЯ ПРАВДА"
Языки средневекового правосудия

 
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
Ломоносов: жизнь, творчество, эпоха
 
  Предыдущаявсе страницы

Следующая  

Тогоева О.И.
"ИСТИННАЯ ПРАВДА"
Языки средневекового правосудия
стр. 290

Ритуал снятия с виселицы представляется весьма интересным объектом исследования. Эта специфическая юридическая процедура являлась по сути ю зеркальным отражением процедуры смертной казни1 и одним из вариантов публичного покаяния (amende honorable). Если смертная казнь вела к исключению человека, совершившего преступление, из общества, то публичное покаяние имело обратную силу: возвращение преступника в правовое пространство, включение его вновь в жизнь общества2.

Важно отметить, что подобный «возврат» в рассматриваемый период

был возможен исключительно через признание собственного

преступления. Только так человек мог рассчитывать на прощение. Во

французской судебной практике XIV-XV вв. существовало два пути

получения такого прощения. Осужденного на смерть мог простить сам

король, даровав ему, по просьбе родственников или друзей, письмо о помиловании (lettre de remission) 12. Если же преступление не заслуживало смертной казни, наказанием за проступок могло стать публичное покаяние, когда виновный получал прощение от своей жертвы или ее близких13.

Именно это обстоятельство (прощение, даруемое отдельными членами общества) отличало публичное покаяние от прочих наказаний, принятых в средневековом суде. В данном конкретном случае сами судьи не являлись исполнителями приговора, но выступали лишь в роли наблюдателей: контролировали исполнение ритуала и

10    О ритуале смертной казни см.: Тогоева О.И. Казнь в средневековом городе.

11    Такое противопоставление смертной казни и публичного покаяния хорошо заметно по делу 1405 г. из Монпелье (X 2а 14, f. 265-278). Некий Пьер Морэ был обвинен в убийстве местного менялы и его служанки и повешен. Его отец, Жирар Морэ, обратился с апелляцией к королевскому прокурору, требуя, чтобы судья Антуан Гарнье принес покаяние и собственноручно снял труп его сына с виселицы. Однако прокурор, признав ошибочность действий Гарнье ("... en disant que c'estoit mai fait"), заявил, что уголовный преступник

обязательно должен быть казнен ("..... quant une personne est condempnee pour un crime

enorme et qui est centre chose publique, il doit estre execute"). Поэтому он отклонил требование истца, объясняя свое решение тем, что оставшийся на виселице труп послужит окружающим хорошим примером: "...pour bien de justice et pour donner exemple a touz autres, il vault mieulx qu'il demeure au gibet".

12    О письмах о помиловании, особенностях их составления и юридического оформления см.: Braun P. Le valeur documentaire des lettres de remission // La faute, la repression et le pardon. T.

1. P. 207-221; Gauvard C. "De grace especial". P. 59-109.

1

2

   Ритуал публичного покаяния наиболее подробно изучен Жаном-Мари Мёгленом: Moeglin J.-M. Penitence publique; Idem. Harmiscara. Его, однако, в первую очередь интересовали случаи группового публичного покаяния, никаких примеров публичного покаяния судей он не приводит.


  Предыдущая Первая Следующая  
 
 
 

Публикации сайта «Medievalist» разрешены для некоммерческого использования без ограничений, если иное не оговорено отдельно. Указывать сайт «Medievalist» как источник предоставленных материалов и размещать ссылку на него обязательно.